Стихи

И такие бывают..

В балете многие козлы
Козлами называться бы должны,
Иль козами, иль пауками,
Змеями, гадами, слонами.
На слове лишь профессорами,
Но только не Вагановами!

Силуэт

Свет лампады рассеянный
Перед образом горя,
В комнате рисует тени
Освещая в них меня.

Из теней весь состою я
Может быть почти совсем,
А не то бы силуэта свет
Не тронул бы дилемм.

Видеть трудно с высоты всё,
Страшно свет в себя пустить,
Выбираем в пустоте сей то — 
Что незачем любить.

Тем свечением освятится,
Что очистит изнутри,
Ложью смело поступиться
Двойственной моей души.

В тумане.

Цепь фонариков в тумане пред горой,
Освещает путь совершённый головою.
Метафизика отсутствует при нём, чистый разум там собою опьянён.
Меж огней течёт там переменный ток,
Проводами сам себя опутать смог.
И нейроны физиологического жития,
Стонут в пламени своего небытия!

Осень.

В дни древние шурша листами осень,
Не знала, что теперь её мы спросим:
Всегда стара была ли ты? Мудра, красива?
И отверсты́ уста твои златые были ли?
Для поцелуя и для святости, и для бокала с вином радости?

Иль небытия и хлада тлен, ты раздавала живым всем,
Иль сон для ждущих перемен, дарил тебе твой Суверен!


16 ноября 2018

На закате.

Электричка под закат, унесла любимый взгляд.
Холодает, наступает сумерок осенний хлад.

Всё внутри томится, жмётся, время пролетая рвётся,
Тоска струйкой тонкой вьётся, в Небеса из ада в лад.

Нивы.

От корней разветвленное древо,
В высоту к высоте отдалось,
В нашем мире всё перезрело,
Невежество широко разрослось.

Глубины же не паханы нивы,
Никому не приносят плода,
Потому как испорчены, кривы,
Колеи и стези без добра !

Ступилось.

Пустота, нелепость, глупость,
Страх, усталость, чехарда.
Остриё сточилось в тупость,
Мысли нет, как никогда.

Только рёв может поможет,
Разодрать всё в пух и прах,
Перемога изнеможет,
Взрыва слышен большой трах.

Соломинка.

Соломинка сломалась, вот беда,
И починить её таланта не хватает,
Кого то может это забавляет,
А мне рыдать охота как всегда!

Сиюминутные мотивы, искушения,
Безгласный стон, иль рев в сто децибел,
Но вот она сломалась — невезение?
Да нет, гордыни знойной плод поспел!

Зонтик.

Пьют вино из Божьих рук
Человеки всех округ,
И дождит на всех и вся
Благодати Небеса.

Благодарности увы,
Только руки отверсты,
Или хуже — что? Да как?
Зонтик держат — рабства флаг.

Дано будет.

Болезни нам даны — терпения удел,
Чтоб мы любить могли того кто заболел.
Чтоб вместе мы прошли ниспосланный нам путь,
В молитвах излечиться и здравие вернуть.

Трудна стезя уныния, неверие и страх,
Мольба, надежда, чаяние в стиснутых зубах.
Верю, помоги моему неверию глаголю и кричу,
Просите и дано вам будет — долготерплю!

Инопланетяне

Инопланетяне рядом с нами,
Инопланетян полным полно,
Себе кивают головами,
Черты их общие — одно:
Они холодные как камни,
На окнах диалогов ставни.
И чёрно-белое кино.
Зовут Египетские казни.

Мы их не можем объяснить,
И их не можем мы понять,
Смысл бытия не прояснить,
Вражду меж нами не унять.
Не наша тема в ответ бить,
Богатство мира не обнять,
Последствия не упразднить,
Меж нами стену не пробить.

Они другие, не как мы
Терпение их паки ложно,
Мы не такие как они
Нам спорить с ними должно,
Свободы яркие сыны
Нам говорят, что всё возможно,
Они убить её должны,
С ней быть свободным сложно!

Остров Хийумаа.

В сосновом лесу по серому мху,
Подпрыгнул кузнечик, прибой зашумел.
Вернулся домой долго ждав этой встречи,
И снова уехал — терпения удел.

Дорожка там вьется, деревья вокруг,
Черники кусты норовят подмигнуть,
Там тихо спокойно, даже дятел тук-тук,
Не может спугнуть, тишину шевельнуть.

Грозы там огромной, дождя кутерьма,
И молний там споры солидны весьма,
Идут, и не страшно хаóса потуг,
Красавицей ягодкой деток кормим мы с рук.

Раскол.

Раскол, опять раскол.
Есть гонорар?
В соборность вновь укол —
Бессовестный Фанар.

И потому узнают все,
Что вы ученики,
Что будете в любви,
А не предатели!

А кто сооблазнит
Кого из малых сих,
Того душа сгорит
В аду илюзий злых!

Костлявая рука
Грозит там кулаком,
А выход как всегда —
Развестись с грехом!

Печаль.

Печаль в суе растворённая,
Дымкой взгляда непрозрачного,
Земной жизнью умудрённого,
Потока темноты невзрачного.

Беспечностью греха уныния
Не замечаю дарования,
В неблагодарности и ныне я,
Отталкиваю своё призвание.

След косолапый.

Счастливая пара гуляет с собакой,
Свет фонаря на свет косолапый
Падает ровно не думая очень,
Что след собачий безумно грохочет.

Чувства романтика стонут без мóчи,
Как так возможно, ведь белые ночи!
Пара счастливая в мире ином,
Всё косолапое не видно и днём!

Вопрос.

Дождём полита вся земля,
Поникла головой трава,
Как будто виноватая.
Быть может к вечеру дремля,
В исходе лета луч ловля,
Вся желтоватая.

Не благодать ли дождь с небес,
Поливший вся и нас и тех?
Так что-же ты склонясь стоишь,
Совсем к Нему не возопишь,
Желтеешь дремлешь и молчишь,
Душою не пошевелишь?

Поздравление с днём рождения двоюродного брата Александра.

В трудах годины пролетают,
И нету счастья без труда.
И скорбь, болезни помогают,
Моменты счастья оттеняют
В полоску пёстрые года.

Успехи, радость чередуют
С проблемами и чернотой,
Колоду жизни кто тасует?
Он иногда тебя балует,
В Твой День Рожденья именует —
Любимый ты счастливый мой!

Пол жизни прожил ты иль меньше,
От братьев и семьи тебе,
Мы пожелаем быти вечным,
Счастливым, радости Тебе!

Про голову.

Зачем плечи человеку? 
Чтоб расправил их.
Зачем шея человеку? 
Чтоб держал на ней от веку голову мыслей живых.

Всё проходит если верить в то, что время есть.
Если нет, то и повздорить с тем, что влас на ней измерить,
силы нет седых!

Шатко валко, быстро ленно,
Мозг безстыдно переменно
В глупостях играет пенно
Впитывая сок отменно
Глупостей страстей лихих.

Стул.

Зачем мне стул, на нем творить?
Я выкинул его на кресло променявши.
Оно оскомину набить
Грозит души моей замявшей.
Замявшей свежесть радость свет,
Замявшей девство от рожденья,
Забывши радости говенья,
Мечтательность прошедших лет.

И пусть в быту оно горит
Рассудка сердца потерявши.
Выкорчёвывая тли
Болезни в святость нашу встрявши
Сожравши цельности цветы.

Санкции.

Санкций изобилие,
С ума все посходили,
Гадость в этом мире,
Истину купили.

Рыкают повсюду
Монстры, поглотили,
Правду, что одна лишь
Ты её не слышишь.

Будет завтра то-же,
Как вчера, о Боже!
Только конец века —
Надежда из далека!

Было много.

Было много как вчера,
Было много как сегодня,
Было много как всегда,
Было больно, очень больно.

Нитью черствой бытовой
Шил Господь своей рукой
Дни спасения человека
Кто любил тебя от века.

Ты не принял этот бой,
Бой меж темною косой,
Бой меж мною и Тобой.
Я как маленький калека.

Наивность.

Рвётся всё — душа да сердце,
Человек весь пополам,
И дыхания как в детстве
Больше нет -лишь гам и срам.
Впереди всё ясно — больно
Катастрофы барабан,
Все грехи стремятся вольно
Звуков чётких произвольно
Уничтожить Бога план.

Где вы яркие восторги
Мечт младенчества души,
Где вы веры отголоски
В то, что думали — могли.
В то, что всё нам былоб можно
И подвластно до краёв.
В то, что падает как дождик
Благодать из сладких снов.

Нет, теперь всё подругому,
Разрушаем в пух и прах
То, что было бы возможно
Созидать в любви садах.