Автор: Vladimir

На работе у нас в студии.

Почти каждодневная любимая работа, которая доставляет кроме удовольствия иногда и расстройства, потому как не всё получается всегда как задумывается.. ну вы меня понимаете..

Читать далее

Фотки на Hiiumaa. Отпуск 2018-го.

Начинаю потихоньку публиковать фото с летнего нашего отпуска на острове Хийумаа. Понимаю, что уже скоро новое лето, но время совсем нет заниматься приятными вещами для души… Постепенно буду добавлять.

Читать далее

Осень.

В дни древние шурша листами осень,
Не знала, что теперь её мы спросим:
Всегда стара была ли ты? Мудра, красива?
И отверсты́ уста твои златые были ли?
Для поцелуя и для святости, и для бокала с вином радости?

Иль небытия и хлада тлен, ты раздавала живым всем,
Иль сон для ждущих перемен, дарил тебе твой Суверен!


16 ноября 2018

На закате.

Электричка под закат, унесла любимый взгляд.
Холодает, наступает сумерок осенний хлад.

Всё внутри томится, жмётся, время пролетая рвётся,
Тоска струйкой тонкой вьётся, в Небеса из ада в лад.

Нивы.

От корней разветвленное древо,
В высоту к высоте отдалось,
В нашем мире всё перезрело,
Невежество широко разрослось.

Глубины же не паханы нивы,
Никому не приносят плода,
Потому как испорчены, кривы,
Колеи и стези без добра !

Православные непонятки.

Не покидает некоторое ощущение, что что-то не так.
Православие для православных, это не просто религия, не просто одна из христианских деноминаций, это в первую очередь сама истина, правда жизни, смысл бытия здесь на земле и спасение там, в вечности. Помимо внутренней связи с Богом каждого верующего, его веры и религиозного опыта, внешне, прежде всего, христианин исповедует свою веру через словесную формулу, так называемый Символ Веры, в котором недвусмысленно возглашает один из основных принципов православной экклезиологии: Верую во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.
Таким образом, для каждого православного человека разделение Церкви по политическим, национальным или по каким то либо другим признакам является недопустимым, противоречащим учению о Церкви и самой сути её. «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Гал.3:28,29»
Исходя из этого, любое разделение уже произошедшее является злом, грехом и страданием. И приходится констатировать, что дальнейшее разделение которое провоцирует, инициирует кто либо, является ещё большим злом и грехом. Так как, если бы кто нибудь совершивший уже злодеяние, не покаялся бы, а ещё больше бы стал усугублять его, то не принял бы суд этого во внимание, и не покарал бы злодея самым строгим приговором?
Поэтому удивляет, как из одного из самых глубоких центров православия, происходит такое тяжкое преступление. А самое страшное кажется то, что не сам патриарх Варфоломей является источником выше описанного беззакония, а весь епископат Константинопольского патриархата, из числа которого на синоде где принималось решение по Украине, ни один епископ не возразил, не поднял своего голоса в защиту Единой Церкви. Круговая порука мажет как копоть. Слезы, расколы, страдания. «Но сын человеческий придя найдет ли веру на земле» Лк. 18, 7-8.
Моё мнение может не совпадать с вашим, поэтому буду рад комментариям.

Ступилось.

Пустота, нелепость, глупость,
Страх, усталость, чехарда.
Остриё сточилось в тупость,
Мысли нет, как никогда.

Только рёв может поможет,
Разодрать всё в пух и прах,
Перемога изнеможет,
Взрыва слышен большой трах.

Соломинка.

Соломинка сломалась, вот беда,
И починить её таланта не хватает,
Кого то может это забавляет,
А мне рыдать охота как всегда!

Сиюминутные мотивы, искушения,
Безгласный стон, иль рев в сто децибел,
Но вот она сломалась — невезение?
Да нет, гордыни знойной плод поспел!

Зонтик.

Пьют вино из Божьих рук
Человеки всех округ,
И дождит на всех и вся
Благодати Небеса.

Благодарности увы,
Только руки отверсты,
Или хуже — что? Да как?
Зонтик держат — рабства флаг.

Дано будет.

Болезни нам даны — терпения удел,
Чтоб мы любить могли того кто заболел.
Чтоб вместе мы прошли ниспосланный нам путь,
В молитвах излечиться и здравие вернуть.

Трудна стезя уныния, неверие и страх,
Мольба, надежда, чаяние в стиснутых зубах.
Верю, помоги моему неверию глаголю и кричу,
Просите и дано вам будет — долготерплю!

Остров Хийумаа.

В сосновом лесу по серому мху,
Подпрыгнул кузнечик, прибой зашумел.
Вернулся домой долго ждав этой встречи,
И снова уехал — терпения удел.

Дорожка там вьется, деревья вокруг,
Черники кусты норовят подмигнуть,
Там тихо спокойно, даже дятел тук-тук,
Не может спугнуть, тишину шевельнуть.

Грозы там огромной, дождя кутерьма,
И молний там споры солидны весьма,
Идут, и не страшно хаóса потуг,
Красавицей ягодкой деток кормим мы с рук.

Раскол.

Раскол, опять раскол.
Есть гонорар?
В соборность вновь укол —
Бессовестный Фанар.

И потому узнают все,
Что вы ученики,
Что будете в любви,
А не предатели!

А кто сооблазнит
Кого из малых сих,
Того душа сгорит
В аду илюзий злых!

Костлявая рука
Грозит там кулаком,
А выход как всегда —
Развестись с грехом!

Печаль.

Печаль в суе растворённая,
Дымкой взгляда непрозрачного,
Земной жизнью умудрённого,
Потока темноты невзрачного.

Беспечностью греха уныния
Не замечаю дарования,
В неблагодарности и ныне я,
Отталкиваю своё призвание.

След косолапый.

Счастливая пара гуляет с собакой,
Свет фонаря на свет косолапый
Падает ровно не думая очень,
Что след собачий безумно грохочет.

Чувства романтика стонут без мóчи,
Как так возможно, ведь белые ночи!
Пара счастливая в мире ином,
Всё косолапое не видно и днём!

Вопрос.

Дождём полита вся земля,
Поникла головой трава,
Как будто виноватая.
Быть может к вечеру дремля,
В исходе лета луч ловля,
Вся желтоватая.

Не благодать ли дождь с небес,
Поливший вся и нас и тех?
Так что-же ты склонясь стоишь,
Совсем к Нему не возопишь,
Желтеешь дремлешь и молчишь,
Душою не пошевелишь?

В тумане.

Цепь фонариков в тумане пред горой,
Освещает путь совершённый головою.
Метафизика отсутствует при нём, чистый разум там собою опьянён.
Меж огней течёт там переменный ток,
Проводами сам себя опутать смог.
И нейроны физиологического жития,
Стонут в пламени своего небытия!